Для тех, кому интересен славный город Киев

Дома улицы Владимирской. Часть 2

 первой части нашего знакомства с улицей Владимирской мы узнали немного истории о Доме учителя, Оперном театре и других домах, связанных с важными историческими фактами и знаменитыми личностями Киева. В этой части речь пойдет о не менее интересных зданиях самой древней улицы столицы. Среди них – очень красивый дом, который упоминал в своем романе Булгаков, дом-пристанище чешской общины дореволюционного Киева, колыбель редакции самого известного в Украине исторического журнала. Также узнаете, что случилось с красивейшим барочным зданием возле Софийской площади.

Дом на углу Владимирской и Прорезной (№ 39/24), сооруженный в 1900 году по проекту Карла Шимана, – едва ли не самый изысканный в районе Золотых ворот. Угловое строение усадьбы с высоким шпилем напоминает архитектуру европейских столиц. Она долгое время принадлежала потомкам киевской семьи Григоровичей-Барских, но они, так и не достроив усадьбу до конца, продали ее киевскому купцу Сироткину. До революции на первом этаже находилось кафе «Маркиз», которое упомянул Михаил Булгаков в романе «Белая гвардия», позже – ресторан «Лейпциг».

Владимирская, 39/24 Фото: uk.wikipedia.org

 

Владимирская, 38. С 1879 года большинство помещений этого дома использовались под отель «Меблированные комнаты Ф. Чарнецкого». В них несколько месяцев жили выдающиеся русские художники Михаил Врубель и Михаил Нестеров. Оба они в это время работали над росписями Владимирского собора.

Еще два дома Владимирской улицы (№ 34 и 36) – между Прорезной и Золотоворотским проездом были до революции центром общественной жизни многочисленной на то время чешской общины.

С середины 1890-х годов Киев становится центром интеллигентской эмиграции из Чехии. Самыми выдающимися ее представителями были филологи и ученые. Среди них – Викентий Хвойка, один из основателей украинской национальной археологической школы.

Довольно весомые позиции чехов в культурной и экономической жизни города дали им возможность выкупить некоторые усадьбы и основать чешские культурные учреждения в Киеве. Так, чешский общественный деятель Киева Вацлав Вондрак купил в 1901 году дом на Владимирской, 36 и обустроил там отель «Прага». До этого времени в четырехэтажном доме были «Номера Ильинской», в которых, к слову, жил художник Виктор Васнецов во время работы над росписями Владимирского собора.

Бывший отель Прага на Владимирской, 36. Фото: oktv.ua

 

Чешский предприниматель пристроил к старому зданию еще два этажа и на крыше отеля устроил летнюю террасу ресторана, одного из самых популярных мест отдыха.

Во время Первой мировой войны киевская чешская община количественно выросла, и дом отеля «Прага» стал центром, вокруг которого объединялись чехи, попавшие в российский плен. Среди них был и автор романа «Приключения бравого солдата Швейка» Ярослав Гашек, который жил в отеле на протяжении 1916-1918 годов. Здесь он написал продолжение романа – повесть «Бравый солдат Швейк в плену» и работал в чешскоязычной газете «Чехослован». Ее редакция находилась в соседнем доме на Владимирской, 34.

Владимирская, 36. Фото: uk.m.wikipedia.org

Ярослав Гашек. Фото: vokrugsveta.ru

 

По адресу Владимирская, 28 начинало свою деятельность Украинское научное общество, основанное Михаилом Грушевским. Самыми активными членами общества были известные историки, языковеды, филологи – Владимир Перетц, Иван Огиенко (митрополит Илларион), Иван Стешенко – первый министр народного образования Центральной рады, Николай Василенко – второй президент Всеукраинской академии наук.

Владимирская, 28. Фото: promap.ua

Иван Огиенко (митроплит Илларион). Фото: ru.wikipedia.org

Иван Стешенко. Фото: uk.wikipedia.org

 

На перекрестке улиц Владимирской и Ирининской еще до середины 1930-х годов существовала Ирининская часовня. Построена она была из останков стен Ирининского храма, возведенного великим князем Ярославом Мудрым в 1037 году в честь своей супруги Ирины.

На месте обложенного плиткой дома начала 1950-х годов (Владимирская, 19) стояло красивейшее шестиэтажное здание в стиле украинского необарокко – южная доминанта Софийской площади. Накануне Первой мировой войны его возвел известный киевский архитектор Павел Алешин. Чудесный барочный фронтон напоминал формы ворот Заборовского – южного въезда в Софийский монастырь. К сожалению, этот дом не сохранился, был разрушен в послевоенное время (начало 1950-х).

Дом Алешина, Владимирская, 19. Фото: commons.wikimedia.org

 

Возле дома № 19 еще до недавнего времени сохраняло свою аутентичность трехэтажное здание второй половины XIX, в котором находилась первая редакция самого известного исторического журнала Украины позапрошлого века «Киевская старина» (1882-1906). Дом на Владимирской, № 17 разобрали (кроме фасадной стены) в связи с возведением современного отеля. Теперь его снова отстроили, имитируя старую архитектуру. Но это уже совсем другое сооружение, утратившее дух известного журнала.

Владимирская, 17. Фото: 2gis.ua

 

«Киевская старина» не только печатала научные работы, документы из истории и произведения беллетристики. Журнал также был идейным рупором интеллектуального центра украинского движения – киевской Старой громады. Это было особенное издание, сотрудники которого работали бесплатно, потому что, делая общественное дело, считали недостойным получать за него гонорар. В редакции журнала фактически работали лишь двое сотрудников: редактор и секретарь. Материалы, которые публиковали, не требовали литературной редактуры, ведь среди авторов были первоклассные знатоки языка и непревзойденные стилисты, такие как профессор Владимир Антонович или Александр Лазаревский. Сегодня журнал читается как настоящая энциклопедия украинской жизни X-XIX веков. Не верится, что в свое время тираж в 300-350 экземпляров еле-еле находил читателя, а дефицит бюджета покрывался благодаря финансовой помощи главного мецената украинских изданий Василия Симиренко.

Журнал "Киевская старина". Фото: uk.wikipedia.org

 

Первым главным редактором журнала был историк церкви Феофан Лебединцев, вторым и третьим – Александр Лашкевич и Владимир Науменко. Последний был известной фигурой в общественной и культурной жизни Киева. Начиная с 90-х годов XIX века Науменко был лидером Старой громады, от чьего имени владел Тарасовой могилой в Каневе, устраивал ежегодные панихиды в Софийском соборе по Тарасу Шевченко. Также он много лет возглавлял Киевское общество грамотности, которое имело самую большую библиотеку в Киеве, устраивало театральные спектакли, издавало популярные книги для народа. Владимир Науменко был известным в Киеве ученым и педагогом. Имел собственную частную гимназию на улице Большой Подвальной, где учился один из самых выдающихся украинских поэтов XX века Максим Рыльский. Известны работы Науменко по истории древней украинской литературы. Он был министром культуры при гетмане Скоропадском, за что его и расстреляли большевики в 1919 году. По трагической иронии судьбы одновременно с ним были расстреляны еще два человека, воевавших с украинским движением, консервативную, умеренную часть которого представлял Науменко. Эти люди – профессор университета и киевский цензор Тимофей Флоринский и еще один известный «специалист по украинскому вопросу» Сергей Щеголев, автор настольной книги жандармов «Украинское движение как современный этап малорусского сепаратизма».

Феофан Лебединцев. Фото: resource.history.org.ua

Владимир Науменко. Фото: uk.wikipedia.org

 

На Владимирской, 16 до 1917 года находилась одна из наилучших в городе частных мужских гимназий Вячеслава Петра. Во времена украинской революции в этом доме действовал Украинский кооперативный институт имени М. Тугана-Барановского.

Владимирская, 16. Фото: commons.wikimedia.org

Дарья Пиотровская

Автор блога "Жизнь в Киеве".

Похожие статьи для Вас:

4 коммент.

  1. Валентин Орлик /

    Дом на Владимирской 39\24 мне памятен со студенческих лет. Кафе ,,Маркиз,, я , конечно ,не помню, но в начале 50-х здесь было двухэтажное кафе ,,Коктейль-холл. Сюда мы,студенты , обычно приходили отметить получение стипендии. Здесь, за 60 копеек можно было получить бокал коктейля,пообщаться с друзьями разных ВУЗов Киева, послушать музыку. Был прекрасный джаз-оркестр. Бывало кое-кто мог загулять и не в силах рассчитаться с официантом- выручал швейцар, которому в залог оставляли часы.

  2. Александр Муратов /

    Извините, сорвалось, продолжу: … что он комфортно жил в очень дорогой гостинице, был корреспондентом “Чехослована”, везде ездил, сопровождал Масарика и т.д. Он в штате редакции был всего 3, 5 месяца, перев отъездом ЧС корпуса с Украины. А Масарик был Киеве инкогнито под псевонимиом “Доктор Марсден, предаставитель английчког Красног Креста. В гостинице Прага он не мог появлятья, так как его задержала бы австрийская разведка. Его голова бвыла долог оценна австрийской полицией. Надо очищать историю от фантазий.

  3. Александр Муратов /

    Еще раз о Гашеке . Прошло 100 лет с тех пор, когда Я.Гашек покинул Киев. Написано о нем очень много. Но к Киеве досих пор мусируется миф, ччто он комфортно жил в очнь дорого

  4. Александр Муратов /

    Прочитал с тересом, Хорошая информация, но есть замесания, особноо по биографии Гашека, Надо освсобождаться от старых пропагандимтских мифов., бвь ближе к ревльгым фактам.

    Замечания. О домах на Владимрской 34 и 36 .
    Дом 34 – жилье и офис юриста, гласного Волынског земства В. Вондрака и дом 36 – его собствнность, гостиница «Прага», одна из дорогих гостиниц Киева.
    Эти дома были «центрами общественной активности» короткое время, в августе 1914 г., когда началось формирование «Первого одбоя»(сопротивления ) и запись добровольцев . В октябре и позже центром «военных чехов» стали казармы на улице Трехсвятительской и «Первая реалка» на Б. Житомирской, а «гражданских чехов – Дом со шпилем на Подвальной 1.

    О жизни Я Гашека в Киеве. Утвердждение, что он жил в Киеве с 1916 по 1918 г. в гостинице Прага, вызывает возражение. После приезда из лагеря Тоцкое в Киев Гашек был зачислен в запасную роту, размещенную в главном корпусе Киевского универсиета. Когда медкомиссия установила, что он не годен к строевой службе, то его не привлекли у боевой подготовке и вскоре отправили писарем в штаб полка. Он до отъезда на фронт успел познакомиться с издателем В. Швиговским, который послал в полк просбу чтобы писателя Гашека использовали как агитатора от Союза ЧС обществ по привлечению добровольцев. Так Гашек с конца июля по декабрь 1916 г ездил по прифронтовым лагерям военнопленных, контактровал с ними, получал инфломацию и регулярно писал репортажи в «Чехослован» Швиговскому. В декабре командование удовлетворило просьбу Швиговского и откомандировало Гашека в Киев для работы в «Чехословане». С 1 янврвя 1917 г, Гашек живет в редакции еженедельника, в доме № 30 на Владимирской улице, много пишет, спит на стопах газет, укрывется шинелью. Написал первый вариант-этюд «швейковины». В конце апреля оубликовал сатиру на руководство союза Чешсих обшеств «Клуб чешских пиквиков». За это был опрален на фронт в свой 1-й полк, – снова писарь. 2 июля участвовал в бою у Зборова как пулеметчик. До ноября был писарем и общественным деятелем в полку. 15 ноября военным командованием отчислен из полка и направлен в редакцияю «Чехослована», где стал одним и трех «главных сотрудников редакции». Штатным журналтистом в редакции пробыл за два года ,1916 -1918, всего 3,5 месяца. В начале марта на подступах к Бахмачу покинул чехлсловаков и уезал через Хрьков в Москву.

Добавить комментарий для Александр Муратов Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.