Для тех, кому интересен славный город Киев

Киевские гимназии. Женская гимназия Ольги Плетневой

Почему «они» такие, как отличаются от нас? Эти вопросы я задавала себе, когда вспоминала прабабушку Гелену Францевну, окончившую женскую гимназию где-то в начала 20-го века. Выправка, всегда белоснежный воротничок на платье, уложенные валиком волосы – все это впечатляло, как и безукоризненная память, знание нескольких иностранных языков, понимание литературы и внутренняя интеллигентность – как это отличало мою прабабушку от советских людей, не обременённых воспитанием высокого качества и образованностью. Прабабушке поручили читать стихи как лучшей гимназистке во время визита Николая Второго в Киев, и до последних дней жизни она прекрасно декламировала.

Конечно, гимназия, да еще киевская, где обучали девочек не только хорошим манерам, но и шитью, вязанию, кулинарии, давала весь этот багаж, необходимый для жизни. Швейная машинка «Зингер» прошла через всю  жизнь прабабушки и даже эвакуацию. В то время все вещи шили, перелицовывали, и, по-моему, женщины выглядели очень стильно в шитых костюмах и платьях. Интерес к гимназиям был неподдельным. Одно время сын учился в средней школе №8 на Резницкой улице, 2, которая сразу очаровала меня атмосферой внимания и участия к детям. Учителя сообщили не без гордости, что в ней была женская гимназия до революции, и работал музей Аллы Тарасовой, новость меня потрясла. Заинтересовавшись зданием на Резницкой, 2, я провожала сына в школу. Пока он шел на занятия, я отправлялась в музей Тарасовой и проводила там время. Сама гимназия хранила свой дух, и учителя были особенными, школа хранила наследие, гулкие коридоры, сводчатые потолки, все это произвело на меня грандиозное впечатление. Именно прабабушка рассказывала мне о том, как популярна была Алла Тарасова в то время, особенно после блестяще сыгранной Елены Тальберг. Я изучала перчатки Аллы, ее надушенные платья от дореволюционной эпохи, когда женщины больше напоминали настоящих леди, а не прачек, работниц, и любовалась афишами. Таких музеев в середине 90-х практически не было. Я потихоньку завидовала этому времени, как бы мне хотелось самой учиться в гимназии Ольги Плетневой. Захотелось как можно больше узнать о судьбе этого здания. Как будто жизнь подсказывала, иди и смотри, все это очень скоро исчезнет. Конечно, представить себе, что на этом месте появится обычный банальный и возмутительно-наглый офисный центр, я не могла. Но «светлое» время новоявленных архитекторов-застройщиков, которые добрались до гимназии, уже приближалось…Утрата Киева начиналась. Во всяком случае, для меня, и первые шрамы начали появляться на душе киевлянки в шестом поколении.

Частная гимназия Ольги Плетневой

Чудесное здание киевской гимназии имеет свою историю. Два смежных дома в начале четной стороны улицы Резницкой оживляли общий колорит улицы. Одноэтажный был построен прямо на углу, гимназия пристроена с левой стороны. На Московской улице в те времена, жили видные военные чины, участок на углу Резницкой и Московской принадлежал семье офицеров Ломтевых, прошедших серьезную воинскую службу. Участники разных знаменитых баталий, в том числе один из братьев участвовал в боях против Наполеоновской армии. В 1837 году пришлось отстраивать свое родовое имение, пострадавшее от пожара. Так и возникло одноэтажное здание, примыкавшее затем к зданию гимназии. В конце 90-х годов прошлого века здесь разместили приют для детей, а в 1903 году архитектор Кораблев пристроил трехэтажное здание гимназии в стиле модерн к одноэтажной постройке. В школе были блестящие учителя, один из которых Иван Фещенко-Чоповский, а самой знаменитой ученицей – Алла Тарасова, дочь киевского врача. Замечательная трагическая актриса, в которой было что-то надломленное  временем или событиями. Красота и надломленность, вместе с изысканным вкусом театральных премьер – визитная карточка киевской актрисы, к сожалению, Алла уже в 16 лет решила покорить Москву, и стала звездой Большого Художественного театра. «Гроза» и «Мария Стюарт», «Дни Турбиных» и Анна Каренина, эти образы никто не мог забыть. Прабабушка рассказывала, как за коляской Аллы всегда следовала толпа поклонников. Ее обожали в родном городе, на здании гимназии поместили бронзовую доску, создали музей. Как можно было развалить эти оба здания, представляющие историческую ценность, до сих пор непонятно.

Когда я прохожу мимо офисного центра, я опускаю глаза, мне не хочется видеть уродливый центр. Прости меня, Алла!

Татьяна Гурьева

Автор блога "Жизнь в Киеве".

Автор книги о Киеве «Прогулки души по подворотням детства»

8 коммент.

  1. Ольга /

    В этом здании в 30-е годы была замечательная школа, где среди преподавателей были выпускницы этой гимназии. Мне довелось знать Надежду Петровну Дегтярь, преподавателя биологии. А среди учеников в 30-е годы были дочери Жукова и сын Якира.

  2. Ирина /

    Здравствуйте,Татьяна! Случайно попала на эту страничку, я сейчас пытаюсь понемногу писать историю своей семьи и, в связи с этим, вспомнила о гимназии Плетневой. Через эти стены прошло три поколения нашей семьи. Дело в том, что моя бабушка тоже там училась. Она рассказывала о тех временах и нравах, о правилах, которые существовали в стенах гимназии. А моя мама, будучи еще студенткой Пединститута, пришла туда работать и застала еще бабушкиных учительниц. Учительницу математики – Вассу Сидоровну и учительницу русской словесности (не помню имени). Когда мама пришла туда (учителем математики), Васса Сидоровна, крупная женщина, никогда не бывшая замужем (это было правило для гимназических учительниц), пробасила “Ну теперь, когда пришла моя “внучка”, я могу спокойно идти на пенсию”!Мама рассказывала множество уже потешных историй из школьной своей жизни, там был чудный педколлектив, возглавляемый Любовью Никитичной (фамилию призабыла), которую мама считала своим педагогом и наставником. Порог своего первого класса я тоже переступила в этом здании, в 84 школе. Но на следующий год школа была закрыта (там начались какие-то интриги со зданием), директрису отправили на пенсию, а педсостав с учениками “разбросали” по другим школам. Здание же это отдали под вечернюю школу. Я всегда с трепетом проходила мимо этого, такого милого, здания с закругленными углами, вспоминала гулкость коридоров, непередаваемый запах старого дерева паркета, деревянных ступеней и перил, библиотечных книг (там была старенькая- престаренькая сухонькая Эсфирь Абрамовна). Когда я увидела, что это здание разрушили, у меня был эмоциональный шок! А то чудовище, которое вылезло на месте гимназии меня просто убило…За что они так с Киевом?

    • Аноним /

      Ирина, спасибо Вам за такой чудесный комментарий. Я хорошо Вас понимаю, сама опускаю глаза, когда прохожу мимо здания.
      Ужасные времена, а мы – свидетели варварства. Но здание живет в наших сердцах и памяти, значит, оно живо. Вам стоит написать свои воспоминания и воспоминания своих близких. Это стоит того, с этого началась моя книга воспоминаний. Если хотите, можем встретиться, поговорить.

    • Ирина, это я Вам написала, система не распознала меня сразу. Еще раз огромное Вам спасибо!

  3. сергей /

    А что, до революции не было прачек и домработниц, а были исключительно леди?

    • Татьяна Гурьева /

      Были, конечно. Только они не стремились управлять государством:)))

  4. Да, учили тогда не всех, но тот, кто имел доступ в учебное заведение получал образование высокого уровня.
    А что вы можете сказать о женской гиназии Аделаиды Жекулиной и о ней самой как о педагоге?
    Спасибо!

    • Татьяна Гурьева /

      Это значительная масштабная личность, сумевшая сделать в Киеве блестящую карьеру, а еще открыть госпиталь для раненых, чувствуется масштаб, нестандартность.
      Если Вы читали мою книгу, я пишу о том, что меня потрясло или задело. Я написала о гимназии, потому что часто бывала там, и много знала о Тарасовой, которую обожали мои родственники.
      Об Аделаиде Владимировне я пока много сказать не могу, но всему свое время:)))

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.