Для тех, кому интересен славный город Киев

Университет святого Владимира. Формирование украинской интеллигенции

Теперешний сквер Тараса Шевченко, где в 1939 году был установлен памятник поэту, во времена строительства киевского университета был площадкой для военной муштры студентов. А в 1897 году на месте нынешнего памятника Шевченко установили памятник императору Николаю I, который перстом опирался на тумбу, где развернулся план нового капиталистического Киева. Интересно, что серый гранит постамента этого памятника был использован в советское время для создания надгробия Михаила Грушевского на Байковом кладбище. С памятником Тарасу Шевченко связана традиция, которая, по сути, дала начало шестидесятническому движению. Студенты киевского университета в дни празднования 150-летия со дня рождения великого поэта начали отмечать 22 мая годовщину перезахоронения тела Кобзаря в Каневе в 1861 году.

 

В 1830 году на всей территории бывшей Речи Посполитой поднялось восстание за возобновление польского государства; правительство в Петербурге чувствовало неуверенность своего положения на Правобережной Украине, где в 1817 году оно закрыло Киево-Могилянскую академию, превратив ее в 1819 году на обычную высшую духовную школу. Левобережье уже с 1804 года имело российский университет в Харькове, а Правобережье пребывало во всецелой культурной зависимости от польских высших учебных заведений – Виленского университета и Кременецкого лицея. Согласно приказу Николая I эти учебные заведения закрывались, а вместо них основывался Университет святого Владимира в Киеве – высшее учебное заведение, который должен был воплощать в жизнь знаменитую основополагающую формулу российской государственности, провозглашенную министром образования Сергеем Уваровым – самодержавие, православие и народность. Предполагалось, что Киевский университет станет служить мощным средством «обрусения» края. Но не тут то было. Именно университет стал кузницей кадров новой украинской интеллигенции, которая уже в XX веке вознесла идею развития новейшей Украины.

 

Университет святого Владимира был открыт в день равноапостольного князя Владимира Великого 15 июля (по старому стилю) 1834 года. Торжество проходило на Липках, где тогда в съемных домах российской и польской аристократии временно размещались университетские аудитории. Новый корпус университета начали строить в 1837 и завершили в 1842 году. Разработку проекта и руководство работами поручили одному из самых выдающихся на то время петербургских архитекторов итальянцу Викентию Беретти.

Новое сооружение требовало и коренной перепланировки местности. Поэтому Беретти стал не только архитектором университета, но и автором первого генерального плана города и его фактическим главным архитектором. Университет дал начало мощному строительству в городе в южно-западном направлении. Закладывалась новая планировочная ось Киева – пересечение двух главных улиц Владимирской и Университетской (бульвара Шевченко), которые связывали в одну органическую городскую структуру Старый княжеский город и «Новое строение». Согласно плана Беретти также происходила еще одна «сшивка» двух отдельных городских территорий – Старого города и Липок. Новой центральной магистралью Киева становился Крещатик – бывшая граница между южной частью Верхнего города и северными склонами Липок и Печерска. Город начал развиваться дальше вдоль Большой Васильковской улицы, которая становилась плавным продолжением Крещатика. В результате в долине Лыбеди возникла новая регулярная сеть кварталов. Галицкую площадь (площадь Победы) с Большой Васильковской соединили еще две новые магистрали: Мариинско-Благовещенская (Большая и Малая Жандармские, теперь – Саксаганского) и Жилянская.

 

Для Киева середины позапрошлого столетия это было грандиозное строение. Что касается университета, то до  самой революции в городе не было возведено большего по площади здания. Он имел на первых порах целиком самодостаточный характер. Тут студенты не только учились, а и жили, и питались. На последнем этаже четырехэтажного карэ с внутренним двором размещались общежития казеннокоштных студентов. А еще в красном корпусе были клиники медицинского факультета, две домовые культовые учреждения: католический костел Святого Станислава, закрытый после второго польского восстания 1863 года, и православная церковь Святого Владимира. Музей копий античной пластики (древнегреческая и древнеримская скульптура), Нумизматический музей (мюнц-кабинет), фундаментальная библиотека, Центральный архив давних актов и Временная комиссия для рассмотрений давних актов (Археографическая комиссия), минералогические, геологические, ботанические и зоологические коллекции, мастерские и лаборатории естественных наук находились в полуподвальном первом этаже. На третьем этаже с фасада, в Актовом зале для торжественных событий, проходили официальные церемонии, защиты диссертаций и тому подобное.

Сначала, в 30-е годы XIX века, университет имел два факультета – филосовский и природоведческий; с появлением отдельного помещения на бывшей Паньковщине количество факультетов возросла до четырех: историко-филологический, юридический, физико-математический, и медицинский. В таком факультетском составе университет просуществовал до 1917 года. Количество студентов доходила до тысячи и более человек. Наибольшей популярностью среди абитуриентов, как собственно, и сейчас пользовались медицинский и юридический факультеты.

Первым ректором университета стал потомственный киевлянин, предки которого еще со второй половины XVII века жили в Киеве, – Михаил Максимович (1804 – 1873). Судьба забросила его в Москву, где он закончил университет и защитил магистерскую диссертацию по ботанике. Но в Киев он приехал уже словесником. В 1827 году он издал «Малороссийские песни», которые Михаил Грушевский назвал первым сочинением научного украинознавства; с него начался отсчет украинской гуманитаристики. Михаил Максимович был чуть ли не один «русский» среди профессорско-преподавательского состава Киевского университета. Остальные были поляки из закрытого недавно перед этим Кременецкого лицея, среди которых отличались профессора Виктор Бессер – творец Кременецкого и Киевского ботанических садов, юрист Александр Мицкевич – родной брат классика польской литературы и профессор искусств и архитектуры Франц Мехович, и немцы – профессора из Дерптского университета. Самый заметный след в жизни города оставили ботаник Рудольф Траутфеттер, терапевт Фридрих Меринг, классические филологи Вениамин Нейкирх и Александр Деллен. Немцы преобладали в медицинском и языково-классическом направлениях, поляки – в гуманитаристике и естественных дисциплинах.

 

Михаил Максимович

В разные годы в университете преподавали славист Александр Котляревский и историк права Александр Кистяковский – один из лидеров Киевского общества 1860-х годов; филологи и литературоведы Владимир Перетц и Иван Огиенко, которые позже руководили филологической секцией Украинского научного общества в Киеве, философы Орест Новицкий, Василий Зинькивский, Алексей Гиляров, Дмитрий Чижевский.

 

Дмитрий Чижевский

 

Особенно стоит отметить историческую отрасль, которая обеспечила национальное движение второй половины XIX – начала XX века научной основой для политических порывов независимости Украины. Интересно, что все три этапа национального движения – романтический (этнографический), украинофильский (научный) и украинский (политический) – были непосредственно связаны с киевским университетом, его учеными-преподавателями, студентами и выпускниками. В киевском университете в 1845 – 1846 годах преподавал Николай Костомаров, на историко-филологическом факультете учился Пантелеймон Кулиш, в Археографической комиссии работал художником Тарас Шевченко – украинская троица, имена которой старогромадовцы в первой комиссии по переименованиям неофициально, потихоньку, увековечили в названиях трех улиц киевского «латинского квартала» – Тарасовская, Паньковская и Никольско-Ботаническая.

 

Николай Костомаров

 

Пантелеймон Кулиш

 

Тарас Шевченко

 

Проблема упорядочивания названий улиц Киева появилась в конце 60-х годов XIX столетия., когда выяснилось, что много новых улиц города, который разросся, имеют по несколько названий, одно официальное, данное губернаторами или городской думой, второе – неофициальное, которое употреблялось местными жителями. Среди членов комиссии были и украинофилы. Они употребляли для своей цели – увековечивание упомянутых имен – некоторую хитрость. Все трое достойников были согласно царским законам государственными преступниками, сидели в тюрьме. Двое из троих еще были на то время живы. Поскольку назвать улицы их фамилиями было невозможно, их называли по именам. Имя Панька Кулиша удачно совпало с названием местности – Паньковщина, – известной еще с XVI века (наместники Софиевского монастыря и киевской митрополии Панькевичи около ста лет владели этими землями). Николай и Тарасий якобы были первыми, кто тут поселился. Поскольку Никольских улиц в Киеве было несколько, к названию присоединили имя прилагательное – Ботаническая., потому что эта вела к Ботаническому саду. Только взятые вместе, названия улиц давали понять, о каких Николае, Паньке и Тарасе идет речь. Улицы образуют как бы треугольник: Никольско-Ботаничекая пересекается с Тарасовской и Паньковской.

Начиная с 50-х годов XIX столетия в стенах университета действовала Археографическая комиссия, которая, по задумке генерал-губернатора Дмитрия Бибикова, должна была на основании архивных источников доказать изначальную «русскость», а не польскость украинских земель. Однако неожиданно деятели комиссии безапеляционно доказали именно украинские исторические претензии на земли «Юго-Западного края», и заслуга в этом принадлежала редакторам комиссии, которые издавали периодические сборники документов «Архив Юго-Западной России» – профессорам университета историку права Николаю Иванишеву и Владимиру Антоновичу. Последний с 1859 года до начала XX века был идеологом Старой громады – основал так называемое хлопоманское движение среди пропольских студенческих слоев университета. Его соратниками были один из первых украинских экономистов, отец выдающегося писателя Максима Рыльского – Тадей Рыльский и известный диалектолог и знаток языка Кость Михальчук.

 

Владимир Антонович

 

Как «предателю польского народа» Владимиру Антоновичу (1834 – 1908) перед самым польским восстанием 1863 года устроили публичный общественный шляхетский суд. Владимир Бонифатиевич происходил из польской семьи гувернеров. Мать и отец переезжали из поместья в поместье, обучая детей средней шляхты образовательным азам перед вступлением в гимназии. Его детство и взрослая жизнь окутано многочисленными легендами. Порвав с польским обществом, Антонович публично переходит в православие, хотя скорее был светский по своим взглядам человек. На шляхетском суде он заявил, что никого не предает, а возвращается к служению народу, среди которого вырос. Его страстная «Исповедь», напечатанная в петербургском журнале «Основа», стала выдающимся документом, который привлек тысячи представителей интеллигенции к труду во имя обездоленного народа.

За более чем сорокалетнее профессорство на кафедре русской истории Владимир Антонович подготовил целую плеяду талантливых историков, которые составили знаменитую киевскую документалистскую школу Антоновича. Самым талантливым его учеником был автор хорошо известной «Истории Украины-Руси» Михаил Грушевский (1866 – 1934), который учился в Университете Святого Владимира в 1886 – 1890 годах, в 1894 году защитил тут магистерскую диссертацию и поехал во Львов возглавлять первую кафедру украинской истории и поднимать национальную науку. Перед этим на кафедру русской истории Харьковского университета поехал будущий академик Дмитрий Багалий.

 

Михаил Грушевский

 

Рядом с Антоновичем работал один из наиболее общественных мыслителей XIX столетия, первый украинский социалист Михаил Драгоманов – инициатор первого общественно-политического украинского внецензурного издания в Женеве «Громада». Основатель украинской этнологии, антропологии и древней археологии Федор Вовк также окончил киевский университет.

Михаил Драгоманов

 

В университете учились автор брошюры «Самостоятельная Украина» Николай Михновский, литературовед, будущий академик УАН Сергей Ефремов (на юридическом факультете), один из самых крупных украинских беллетристов, будущий выдающийся деятель эпохи Украинской революции Владимир Винниченко, приват-доцент, историк права, министр образования при гетмане Павле Скоропадском Николай Василенко, учились историки государственной школы министр иностранных дел Украинской Державы Дмитрий Дорошенко, Борис Крупницкий, историк искусства и киевовед Федор Эрнст; здесь учился и после профессорствовал один из самых крупных историков Украины XX столетия Александр Оглоблин.

 

Сергей Ефремов

 

После революции университет превратили в Институт народного образования. Тогда в нем звездой первой величины был выдающийся украинский поэт-неоклассик и переводчик, историк литературы Николай Зеров, репрессированный в сталинские годы. В 1934 году ИНО опять стал университетом. Под конец советской эпохи университет имел уже 17 факультетов; здесь, на дневной, вечерней и заочной формах обучения насчитывалось около 20 тысяч студентов. Теперь уже все структуры университета не вмещались в одном здании: в 70-е годы XX века университет построил новые корпусы на южно-западной окраине Киева, куда переехали естественные факультеты, в частности физико-математического профиля. Филологи и журналисты после Второй мировой войны традиционно учились в доме бывшей Первой гимназии (так называемый желтый корпус). Факультет международных отношений в начале 90-х переехал в собственное здание на Лукьяновке. И сегодня, несмотря на многочисленное увеличение в Киеве разнообразных университетов и академий, Национальный университет имени Тараса Шевченко является самым престижным вузом города на Днепре.

Дарья Пиотровская

Автор блога "Жизнь в Киеве".

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.